Порхов
главная
Опубликовано: 2021-02-22 / Актуальность информации: 2021-01-05

Малые города русской провинции во многом аналогичны постмодернистским арт-объектам, но созданным не одним автором, а своего рода коллективным бессознательным (или полусознательным) прошедших времён. Соседство артефактов разных эпох порой деконструктивно и почти всегда концептуально-иронично. Ирония иногда горькая, иногда злая, но, бывает, и не очень злая, и где-то даже добрая. Именно последний, добрый тип иронии преобладает в славном городе Порхове.

Старая порховская крепость очаровывает какой-то сугубо новгородской мягкостью очертаний, но внезапно озадачивает колокольней, непонятно как взобравшейся на Никольскую башню. Гордая пожарная каланча взирает на древние стены с надменностью чиновника просвещённых веков, тихая река Шелонь делает вид, что она тут ни при чём, ничего не знает и вообще случайно здесь оказалась, бронзовые грифоны из усадьбы Волышово наводят подобающий ужас на посетителей отдела полиции, эпические останки порховской гидроэлектростанции напоминают о неизбежной судьбе великих совершений, а персонаж совсем другой эпохи, каменный Ждун, с невозмутимостью буддистского подвижника вглядывается в трансцендентное, спрятанное от непосвящённого глаза в туманных речных далях.

Прежде, чем показать и подробно рассказать обо всём перечисленном в деталях, позволим себе традиционный экскурс в историю, благо город древний и история у него длинная.

Порхов, когда-то окраинный сторожевой форпост Великого Новгорода, в императорской России в процессе многочисленных административно-территориальных реформ мигрировал в соседнюю Псковскую губернию, да так и остался там по сей день.

А начинался он со старого городища, расположенного в километре с небольшим от нынешней каменной крепости, к югу, то есть выше по реке. Валы городища хорошо различимы с противоположного берега от старинной церкви Рождества Богородицы, да и Ждун мог бы городище увидеть, если бы сумел повернуть налево свою каменную голову.

Деревянный городок в 1239 году был, вероятно, или построен, или укреплен князем Александром Ярославичем, будущим Невским, о чём свидетельствует Новгородская первая Летопись (синодальный список). "В лето 6747. Оженился князь Олександр, сын Ярославль... Того же лета князь Александр с Новгородци сруби городци по Шелоне " [ПСРЛ т.3 1841 с.52]. В других вариантах летописи "городци" заменено на "городец", однако специалисты больше склоняются к версии множественного числа, ибо и по археологическим данным, примерно в это же время строится ряд укреплений на реке Шелонь и около неё для защиты новгородских земель от литовских набегов. Первое время укрепления на Шелони свою функцию выполняли успешно, вояжи литовцев канализировались в иных направлениях, по реке Ловать и к Торжку [Попов, Румянцева 2017, с.104].

Но в середине XIV века набеги с запада возобновились. "В лето 6855" (то есть в 1346 или 1347 году) " ... великий князь Ольгерд Литовский, и брат его Кестютей, приидоша со всею Литовскою землею, и сташа на Шелони на устьи Пшаги реки, а позывая Новгородцев хощу аз с вами битися, и воевати городы и волости, а занеже лаял посадник ваш Остафей Дворянинцев, назвал меня псом - и за то взя Шелоню и до Голип и Лугу до Сабля, а с Порховскаго городка взяша окуп триста рублев" [ПСРЛ т.3 1841 с.226].

Судя по свидетельству летописи, среди причин набега была и личная обида, однако ситуация в целом обострялась, и через сорок лет, в 1387 году, новгородцы за один сезон построили в Порхове ниже по течению реки новую, на этот раз каменную, крепость. С той поры почти без изменений до нас дошла Малая башня, самая северная, которую можно увидеть справа от нынешнего входа в крепость через бывший Никольский захаб. Другие башни крепости, кроме, вероятно, Псковской башни (в южном, "речном" углу крепости, сейчас башня разрушена), также существовали изначально с 1387 года, но впоследствии подверглись перестройкам.

Развите огнестрельного оружия вскоре привело к необходимости модернизации крепости, которая периодически проводилась новгородцами в течение XV века, особенно впечатлёнными, вероятно, событиями 1428 года, когда Порхов был осажден литовским князем Витовтом. Трудно удержаться, чтобы не привести фрагмент летописи почти без купюр.

"Того же лета князь велики Витовт Кестутьевич Литовский со многими силами ходил ратью на Новгород Великий; бяху же с ними и пушки и тюфяки и пищали; едина же с ними пушка велика велми, Галка именем, везяху ея на сороце конех от утра до обеда, а от обеда до полудни на иных сороце конях, а до вечера на иных сороце конях. И пришедшу ему под град Порхов, и той пушки мастер Миколай похвалився Витовту, рече: "не токмо же княже, сею пушкою стрельницу разобью, но и церковь святаго Николы каменную в граде раздражу". Стрельница же та и церковь беаху камены и велми крепки. Пустившу же ему пушку и вырази пушка стрельницу из основания, и у церкви святаго Николы переднюю и заднюю стенку во алтари прорази, и градныя каменыа зубцы срази, и тако изыде паки из града на полки Витовтовы, и уби веводу Полатцкаго Витовтова, и много воинства Витовтова изби, а коней многое множество раздрази. Бысть же се всамую литургию, священника же служащего в церкви святаго Николы ничимеже не вреди; а того Немчина мастера пушечнаго, похвалившегося на святаго чюдотворца Николу, расторгну и размета невидимо где..." [ПСРЛ Т. 12. 1901, с.8].

Под "стрельницей", вероятно, имелась ввиду Малая башня крепости [Попов, Румянцева 2017, с.104].

Много шуму наделала Галка с обеих сторон, хотя и всего один раз. Осада, тем не менее, продолжалась. В конечном итоге новгородцы откупились весьма солидной суммой в 1300 новгородских рублей (из них 300 - на выкуп пленных), собрав её "со всех волостей Новгородцких, и по Заволочию со всех волостей, з десяти человек рубль" [ПСРЛ Т. 12. 1901, с.8]. Эта сумма, судя по всему, была откупом за весь поход Витовта, а не только за снятие осады Порхова, но, как бы то ни было, возник серьёзный повод задуматься о модернизации крепости. А практичные новгородцы, если о чём задумались, то обычно резину не тянули.

Через два года, в 1430 году произошла наиболее масштабная перестройка Порховской крепости [Попов, Румянцева 2017, с.104]. Реконструировались башни, стены и захабы, то есть защищённые входы в крепость между двумя параллельными стенами. В Никольский захаб можно было попасть только через ворота Никольской башни, а не просто с улицы, как сейчас (внешняя стена захаба ныне разрушена). Никольская башня, охраняющая вход в захаб, существовала изначально (то есть с 1387 года), хотя и подвергалась в дальнейшем различным усовершенствованиям. А вот Псковский захаб, со стороны реки, получил защищавшую его угловую Псковскую башню, вероятно, только в 1445–1475 годах [Кирпичников 1984; Попов, Румянцева 2017, с.113].

Жизнь Псковской башни оказалась короче других, уже на дореволюционных фотографиях на её месте высится гора камней, хотя в 1699 году, согласно подробному описанию Порховской крепости, она ещё стояла [Лебедев 1887, с.11]. Примерно через полтора столетия, на рисунках Кваренги и Г.Г.Гагарина [Кирпичников, 1984], Псковская башня изображена уже этакой полуруиной, с обрушенной внешней стеной. "Южная, или Псковская башня полуобрушилась в 1836 году и сравнена с крепостною стеною в 1876" [Лебедев 1887, примечание на с.14]. Причиной обрушения, вероятно, были ненадёжные грунты вблизи речного берега.

Переделывалась и "кривая" стена, защищавшая крепость со стороны реки, она требовала ремонта как из-за частого оседания грунта, так и из-за необходимости утолщения в связи с растущей силы артиллерии. Эта "речная" стена наиболее живописна, хотя с фортификационной точки зрения не идеальна, поскольку её кривизна не позволяла вести фланкирующий огонь с башен. Видимо, строители крепости полагали, что со стороны реки приступ менее вероятен.

В московский период крепость какое-то время поддерживалась, но серьёзных изменений конструкции не претерпевала.То есть то, что мы видим сегодня, это уникальный образец новгородской фортификации, дошедший до нас практически в неискажённом виде.

В наше время крепость претерпевает перманентную вялотекущую реставрацию. В начале девяностых она не особенно мешала осмотру, почти по всем стенам можно было ходить, кое-где даже под крышей. Сейчас же очередной подрядчик обычно начинает с того, что заколачивает все проходы и завешивает стены сетками, после чего его активность практически прекращается. Но даже в таком, наполовину занавешенном и заколоченном виде, крепость очень интересная.

И, конечно, стоит напомнить, что крепость - не единственная древняя постройка Порхова. На другом берегу, почти напротив старого городища, возвышается церковь Рождества Богородицы, построенная не позднее XV века, а, скорее всего, раньше. Храм, вероятно, монастырский, сложенный из камней разного размера, не избежал потерь и переделок, но странным образом сохранил особое благородство старого новгородского зодчества. К сожалению, Никольский храм в крепости такого впечатления не производит, поскольку в XVIII веке был отстроен заново. И, хотя он возведён на древнем фундаменте и в общих чертах повторяет формы старого собора, восьмигранный барабан совершенно разрушает цельность впечатления.

Что же касается остальных, не столь древних примечательных мест Порхова - мы расскажем о них непосредственно в картинках. Приятного просмотра!



Библиография:


ПСРЛ т.3 IV. Новгородские летописи. СПб 1841 (доступно в Сети )


ПСРЛ т.12. VII. Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновскою летописью Спб 1901.


Кирпичников А. Н. Каменные крепости Новгородской земли. Л.1984. Классический труд, основанный на обширных археологических и историографических данных, обобщающий многолетние исследования новгородских крепостей автором, его коллегами и предшественниками.


С. Г. Попов, З. Р. Румянцева. Исследования Порховской крепости в 2014 г. // РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ИСТОРИИ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ. БЮЛЛЕТЕНЬ No 6. ОХРАННАЯ АРХЕОЛОГИЯ. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2017 (доступно в Сети ). Мы часто ссылаемся на эту публикацию как на наиболее доступную и отражающую современное состояние изучения Порховской крепости. Эти ссылки не подразумевают установления какого-либо приоритета по отношению к более ранним работам.


Е.Е.Лебедев. Город Порхов Псковской губернии. Исторический набросок. Псков, 1887. (доступно в Сети )


Российские древности: Порховская крепость - наверное, наиболее подробное из доступных в вебе популярных описаний Порховской крепости. Рекомендуем для ознакомления.


Седов Вл.В. Новгородская архитектура на Шелони М., 2001. Новгородские древности. Вып. VI. Общество историков архитектуры. Архив архитектуры. Выпуск XIV. - 160 с. Доступно на archi.ru


И. В. Антипов.О памятниках средневековой архитектуры на Шелони // Новгородский исторический сборник. 13 (23). Великий Новгород, 2013. С. 273–292. Доступно в Сети


Лиза Громова. В Псковской области Ждун... pskov.kp.ru 8 ноября 2017 16:52

Раньше можно было войти в Порховскую крепость через Псковский захаб, со стороны реки. А в древности нынешний проём был настоящими воротами и перекрывался сводом. Теперь здесь металлический забор с калиткой, открывается ли она когда-нибудь по праздникам, не знаем. В относительно недавнее время здесь ещё можно было забраться на стену и прогуляться по ней довольно далеко (по часовой стрелке), аж до самой Средней башни. Именно так мы и совершим нашу виртуальную прогулку по крепости, надеясь, что и в реальности это будет снова когда-нибудь возможным.
Чтобы было понятно, о чём идёт речь, приведём аэрофото Порховской крепости (взятое отсюда), на котором мы схематически нанесли не дошедшие до наших дней стены и башни, по мотивам реконструкции А.Н.Кирпичникова [Кирпичников, 1984, с.227]. Сейчас единственный гарантированный вход в крепость - через Никольский захаб, с северо-востока. Он был основным входом в крепость и в древности, Псковский играл вспомогательную роль. Внешние стены обоих захабов разрушены, на виду остались только внутренние. Нет сейчас и Псковской башни в юго-западном "речном" углу крепости. Прочие башни как таковые сохранились, хотя и с определёнными потерями. Так, перед внешними воротами Никольской башни в 1445–1475 годах был устроен так называемый Никольский раскат, своеобразный "предзахаб" с площадкой для артиллерии. От раската остались лишь нижние ряды кладки стены ниже нынешнего уровня земли. На схеме также отмечены места расположения настенных крестов, можно попробовать их обнаружить, гуляя под стенами крепости снаружи, если строительные леса, заборы и прочие атрибуты реставрации не помешают.
Закругление "речной" стены, одна из наиболее живописных особенностей порховской крепости. Хотя с оборонительной точки зрения, может быть, и не самая удачная.
Малая башня, облик которой, как полагают, почти не изменился с момента постройки крепости в 1387 году, то есть с доогнестрельной эпохи. Но, конечно, без ремонтов не обошлось, ведь именно эта башня пострадала от знаменитого выстрела "Галки".
Совершив виртуальный прыжок со стены на землю, посмотрим теперь на Малую башню глазами неприятеля. Отсюда она выглядит внушительнее.
Следующая башня - Никольская, когда-то проездная, главные ворота крепости
Арку ворот можно видеть и сейчас, но конечно, раньше их высота была больше, уровень земли с тех пор поднялся. Контрфорс левого края башни переходил в утраченную ныне внешнюю стену Никольского захаба, однако место примыкания этой стены достаточно хорошо видно на фото и сейчас. Ну а нижние ряды кладки самой внешней стены неплохо сохранилась под землёй.
Восточная стена, скрытая на переднем плане фото под зарослями борщевика - одна из самых мощных в крепости. Колокольня, возведённая на Никольской башне в начале XIX века (она на дальнем плане фотографии), раньше стояла прямо на самой стене "против алтаря приделанной церкви св. Архистратига Михаила" [Лебедев, 1887, с.16]. Алтарная апсида этого придела на фото - левая, ближайшая к зрителю, так что место старой колокольни на стене можно представить себе достаточно точно.
У Средней башни мы расстанемся с крепостной стеной и, перенося точку съёмки по траектории стрелы, пущенной воображаемым защитником крепости, окажемся снаружи на мостике через крепостной ров (или овраг?). Где-то недалеко, вероятно, стоял злосчастный полоцкий воевода, в которого угодил на излёте выстрел Галки. И сейчас вид отсюда весьма неопрятный из-за лесов и прочей атрибутики, символизирующей процесс реставрации. Это самая укреплённая и самая внушительная часть Порховской крепости, надеемся, что когда-нибудь мы увидим её во всей красе.
Напротив мостика - симпатичный каменный сарайчик, фигурирующий в списке объектов культурного насления Псковской области под названием "Склад купеческий XIX в." (проспект 25 Октября, 11-а). Углы этого сооружения и прочие ответственные части сложены из кирпича, стена - красивая булыжная кладка, похожую можно обнаружить в хозяйственных постройках соседних Холомков или в усадьбе Полоное, что в нескольких километрах отсюда. А в кладке торцевой стены виден знакомый известняковый камень, который в то время, вероятно, в обилии встречался под стенами разрушающейся крепости и образовывался в результате разборки "ветхих" её частей.
Если от "купеческого склада" выйти на проезжую дорогу, перед нами предстанет увенчанное каланчой пожарное депо. Что-то притягательное есть в его изящной симметрии и стройности, которые это сооружение, похоже, осознаёт, взирая с достоинством на грубые и "варварские" крепостные стены. А длиннющая, чуть откинутая назад, антенна гордо вздымается над каланчой этаким плюмажем. К счастью, Порхов остался в основном малоэтажным городом, и такие доминанты делают его ещё очаровательнее.
Завернув за каланчу, продолжим наш путь правым (по ходу - левым) берегом реки. Эта дорога ведёт в Холомки и Бельское устье (по ней можно попасть и на старое Порховское городище). В том месте, где дорога отворачивает от берега, находится весьма примечательное сооружение - бывшая Порховская гидроэлектростанция. Для древнего порубежного городка новгородской земли тема преграды или заслона не нова, но здесь, в отличие от гармонично вписанной в ландшафт крепости, тема трансформируется в нечто прямоугольно-циклопическое и весьма контрастное по отношению к спокойным и мягким очертаниям речной долины.
В этом контрасте и резкости вмешательства в ландшафт, подчеркнутыми шумом возмущённой реки, вероятно, и состоит основная прелесть сооружения. Словом, место энергетическое. Может быть, здесь действует неоткрытый ещё закон сохранения, когда руина объекта энергетики обретает энергию эмоциональную. А для местных жителей это ещё и пешеходный мост. Сохранилась часть щитов и подъёмные механизмы, хотя и в довольно ржавом состоянии. В связи с нынешней модой на "зелёную" энергетику существуют планы реанимации Порховской ГЭС, но на местности они пока незаметны.
Продолжение темы заслона, или, может быть, охраны, неожиданно обнаруживается совсем на другом конце города (улица Пушкина, 43). Грифоны, привезённые сюда из расположенной неподалёку усадьбы Строгановых Волышово, охраняют отдел полиции, а полиция - охраняет грифонов, которые на своём историческом месте рисковали бы угодить в металлолом. Такая вот взаимовыгодная охрана, хотя и существующая в несколько различных планах действительности.
Напротив старого городища, на высоком левом берегу Шелони, стоит древняя церковь Рождества Богородицы. Известно, что в 1584 году здесь был женский монастырь [Лебедев, 1887, с.17], и, вероятно, храм монастырский изначально. Существует предположение, выдвинутое по результатам обследования церкви в 1992 году [Седов, 2001], что временем её постройки могло быть начало XIV или даже конец XIII века. И.В. Антипов склоняется в пользу более поздней датировки - середина - третья четверть XIV века [Антипов, 2013], но, в любом случае, ранее каменной Порховской крепости.
Даже неспециалисту видно, что храм очень старый, хотя и подвергшийся многочисленным ремонтам и переделкам. Окна, очевидно, растёсаны, колокольня составлена из совершенно разнородных "этажей". Однако он производит цельное и очень сильное впечатление. Возможно, дело как раз в подлинности следов и шрамов времени в сочетании с как будто дошедшим до нас первоначальным импульсом, вдохновившим когда-то древнего зодчего.
Вероятно, храм видел и старый Порховский деревянный городок напротив, когда там ещё кипела жизнь. До сих пор на противоположном берегу отчетливо вырисовываются его высокие валы.
А по соседству, чуть выше по реке, обосновалось дитя совсем другого века - бетонный Ждун, которого хочется назвать каменным, ибо так психологически точнее (бетон ведь - тоже камень, разве что искусственный). Ждун появился здесь по инициативе главы администрации Порховского района Виктора Степанова, а создал его местный скульптор Александр Григорьевич Бурилов [Громова, 2017].
Рядом ещё два забавных персонажа, Сифон и Борода, с аналогичной родословной, обосновались при мусорных контейнерах.
По словам Виктора Степанова, Ждун ждет, когда горожане перестанут выбрасывать мусор на набережной. Но, может быть, он ждёт нас? Чтобы мы вернулись в этот замечательный городок на Шелони?



prevent_small_width
Попасть в Порхов не проблема с любого направления, однако следует учитывать, что дорога Порхов - Дно - Сольцы (через Горки) перед границей областей, на участке Дно - Сольцы представляет собой довольно ухабистую грунтовку. В Новгородской области, сразу от границы, начинается отличное шоссе (январь 2021).